Нетривиальный маршрут по Русскому Северу

Хочу поделиться с группой ФБ «Mamstravel» впечатлениями о поездке по маршруту Москва-Каргополь-Онега-Северодвинск-Архангельск в августе 2020 года. Участники поездки: я + трехлетняя дочь Маша, потом к нам присоединился старший сын со своей девушкой.

Итак, что делать, если на Черном море — толпы, а в Карелии, по словам знакомых знакомой, «некуда плюнуть от москвичей и питерцев», а все места проживания выбронированы подчистую до конца августа? Правильно! Нужно искать альтернативу и ехать в Архангельскую область на Белое море

Белое море — какое же оно красивое! А какой кайф ходить по дну моря во время отлива!

***

Итак, наша первая локация – Каргополь, он еще не на море, но если ехать из Москвы в Онегу, то почему бы не заехать в Каргополь, на родину моего сарафанного комплекса, который я целый год шила в школе творчества «Русские начала»? Помню, как заклинание: «сарафанный комплекс Ошевенской волости Каргопольского уезда Олонецкой губернии». Так что и в Ошевенск мне тоже было надо.

Ошевенск

В Ошевенск едем с туром от каргопольской турфирмы, тур насыщенный, но даже с Машей вполне переносим. Перед подъездом к храму в селе Архангело Маша засыпает у меня на руках и вторые «небеса» я пропускаю. Ладно, хоть так.

С нами в машине едет чудесный мальчик Дима, ему 13 лет, он из Москвы, но он, кажется, знает всё-всё о здешних местах и проводит мне экскурсию 🙂 И еще он в Москве учится в школе звонарей. В Ошевенске священник благослoвляет его, он забирается на колокольню и звонит, монастырь оживает.

А еще по пути чистейшие озера, родники, святые источники, деревянные храмы.

Сам Каргополь мне сложно охарактеризовать. Город, застывший в другом времени?

Полоскалка

На берегу реки Онеги стоят «полоскалки» — сооружения, в которых местные в проточной воде родников полоскают бельё. Тротуары часто деревянные, иногда высокие, так как новые доски кладут на старые. Давным-давно и в Москве было так.

На колокольню не залезала, так как с Машей это было сделать невозможно. В музеи не ходила, так как хотела немного забыть про масочно-перчаточный режим. Короной мы в апреле переболели, и антитела у нас были, а надевать маску даже ради искусства не хотелось.

В Каргополе в магазинах и кафешках все без масок, даже продавцы и официанты. А плацкартный вагон — так это вообще корона-фри место, едешь там и забываешь, что в мире творится.

Отдельно хочу написать про Небеса. Часто пишут в кавычках – «небеса», а по мне так — Небеса. Для тех, кто не знает, это — специальные перекрытия деревянных церквей, расписанные или звездами или фигурами святых-апостолов-архангелов-херувимов.

Мне удалось увидеть только одни Небеса, в церкви Иоанна Златоуста, 1665 года постройки, в деревне Саунино, это в 5 км от Каргополя.

Впечатление — очень, очень сильное. На то они и Небеса.

И полезное дополнение: в этих местах «поедем и посмотрим сами» не всегда работает, так как ключи от храмов и музеев часто у хранителей, общин и т.п., всё открывается исключительно по предварительной договоренности, так что в здешних местах экскурсия – это всегда возможность увидеть больше.

***

В Кенозерский национальный парк я не собиралась, хоть и наслышана была, как там хорошо. Но туда нужно было ехать на несколько дней, а что там делать с Машей было не совсем понятно, по экологическим тропам ходить не получится, так как расстояния там огромные, а между локациями транспорт не ходит. Велосипеды в прокат дают, но детских велосипедных кресел нет, да и я — так себе ездок на велосипеде. Так что оставила я эту затею с Кенозерским парком на «когда-нибудь потом, когда Маша подрастет», но не тут-то было…

Пережив экскурсию в Ошевенск и окрестности, я решилась на экскурсию в Кенозерье. Ну и чудесный мальчик Дима со своей мамой, которая, как потом выяснилось, работает хранителем в ГИМе, меня уговорили. Я в итоге не пожалела.

Если бы я не поехала, то представляла бы себе Кенозерский парк как озера в пейзажах окрестностей Каргополя. Но на полдороги к парку «каргопольская суша» и типичные для неё равнинные пейзажи резко сменились живописными холмами и сказочным лесом.

Лёкшмозеро — это сказка.

И до Хиж-горы мы с Машей дошли.

Еще по дороге из парка заезжали в Лядины и в Красную Лягу. В первом селе — частный этнографический музей и Богоявленская церковь 1793 года с необычным крыльцом, в Красной Ляге — удивительная Сретенская церковь 1655 года, а села там давно уже нет.

Ну и на Бабкину поляну заехали, на место, где стоял дом Ульяны Бабкиной, знаменитого мастера каргопольской игрушки.

***

А потом был переезд в Онегу, перебирались мы почти целый день: Каргополь-Няндома 1 час на машине, Няндома-Обозерская 4 часа на поезде, Обозерская-Онега еще 4 часа на поезде, ну и такси до гостиницы. В поезде на станции Няндома мы должны были встретиться со «старшими детьми», Сашей и его девушкой Варей, которые должны были присоединиться к нам, но они оказались в 13-м вагоне, а мы в 3-ем, так что увиделись мы только на Обозерской. Первым чудом на этой станции был деревянный вокзал 1898, сохранившийся со времен строительства железной дороги Вологда-Архангельск Саввой Мамонтовым.

Вторым чудом был тот самый поезд, который должен был нас везти до Онеги. Поезд этот состоял из тепловоза и одного вагона, который сопровождали проводница и охранник, и туалет с педалькой там тоже был.

А еще из этих 4-х часов, которые наш чудо-поезд должен был проехать до Онеги, он один час стоял в тупике. Ушлые местные вышли на станции Вонгуда и уехали на такси/машинах/маршрутках, а мы и еще несколько пассажиров целый час проторчали в тупике с видом на какое-то болотце.

Но к вечеру этого дня мы всё-таки добрались до нашей гостиницы в Онеге…

***

Нашей второй локацией была семейная гостиница «Онежская гора», очень уютное, домашнее место. Её нет ни на букинге, ни эйр-бнб, есть только странички в соцсетях и на некоторых местных сайтах. Основной поток идет, я так понимаю, по сарафанному радио. Потому что там действительно хорошо. Удивительно, но много людей приезжают отдыхать из Москвы.

Самому дому около 120 лет, когда-то он был вокзалом на станции Холмогорская, как раз в похожем здании мы были на станции Обозерская. В 2006 году его перевезли на новое место, надстроили цокольный и третий этаж и дали дому вторую жизнь, превратив его в гостиницу.

В гостинице много всяких приятных мелочей, из которых всё и складывается. Вот, например, в библиотечке не курортно-макулатурные книги, а очень неплохая подборка книг, которые хочется прочитать все, но удалось почитать только немного Эльчина Сафарли «Расскажи мне о море».

Кстати, хозяин с хозяйкой живут в этом же доме. На входе обязательно надо снимать обувь и надевать тапочки, так что у входа всегда стоит много обуви, будто к хозяевам приехало много-много гостей.

Дом стоит на окраине Онеги, в лесу, по которому бегают-тренируются юные спортсмены-лыжники.

В последний день в гостинице мы забрались на гору Слаломная с очень живописным видом на лесные дали и море.

Фото дома не будет. Я, как обычно, оставила фотосессию дома на потом, а потом не успела.

***

КИЙ-ОСТРОВ

Именно он был основной причиной поездки в Онегу. Остров небольшой, в длину около двух километров, в ширину — 800 метров, находится в Белом море в 15 километрах от города Онеги. На острове в середине 17 века патриархом Никоном был основан Онежский Крестный монастырь, в честь благополучного спасения патриарха после кораблекрушения. В 1922 году монастырь был закрыт, а в его помещениях разместили дом отдыха.

Дом отдыха «Кийский»  существует и по сей день, стоимость путевки на 10 дней сейчас составляет около 14 тысяч рублей, это с 3-х разовым питанием, но проживание — в достаточно спартанских условиях, и если еда, как писали, более-менее приличная, а без круглосуточного электричества можно прожить (там генератор и включают его в определенные часы), то туалет «типа сортир прямого попадания», который редко убирается, баня один раз в неделю и тонкие одеяла при слабом отоплении или отсутствии оного меня не очень радовали.

В итоге решено было Кий-остров посмотреть одним днем, а жить в Онеге. В Белом море очень сильные отливы и приливы, время приливов и отливов постоянно меняется, так что время нашего пребывния на острове ограничилось 2,5 часами, а это очень и очень мало для такого красивого острова! Но, говорят, бывает и так, что при другом графике приливов и отливов могут отвезти на остров утром, а забрать вечером.

На острове есть пара чудесных песчаных пляжей, где в июле вода может прогреться до 24 градусов, а так же скалы, сосны, ягоды и грибы. А еще на острове живет лошадь Стрелка, она вроде дворовой собаки или индийской коровы, гуляет по острову, где ей вздумается и валяется в песочке на пляже.

Конечно, очень хочется пожить тут подольше…

Главной святыней Онежского Крестного монастыря на острове Кий был Кийский крест-мощевик, находился он на месте храмовой иконы в Воздвиженском соборе монастыря. Сделан он был из кипарисового дерева в Палестине «мерой и по подобию Христову», в 1656 году его освятили в Москве, а в 1657 году отправили на Кий-остров с большими почестями.

Крест этот был так почитаем, что иконописец Оружейной палаты Салтанов написал к «большому кипарисному кресту» две иконы, на которых с Кийским крестом изображены император Константин с матерью Еленой, а так же царь Алексей Михайлович с патриархом Никоном и царица Мария Ильинична.

В 1854 году крест был временно вывезен с острова в связи с нашествием англичан, затем крест вернули на прежнее место, где он находился до закрытия монастыря в 1922 году. В 1930 году крест передают в музей на Соловках, в 1939 году после закрытия музея — в Москву, в Исторический музей, где он хранится в запасниках в Новодевичьем монастыре.

В 1991 году крест передали в храм преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках в Москве, где он находится и по сей день.

Вот такая вот история…

***

После переезда в Онегу и поездки на Кий-остров хотелось просто посидеть на море и ничего не делать, так что мы решили устроить пикник на берегу моря на мысе Пильемский или Барабан, как называют его местные. Там, кстати, находятся дачи онежан. От Онеги ехать километров тринадцать, можно на такси, можно с хозяевами, стоит одинаково, 400 рублей в одну сторону.

Хозяева, кстати, устраивают прогулку-экскурсию «хождение по дну моря» во время отлива, километров 7, с пикником в конце маршрута. Но это был, увы, не наш с Машей вариант 🙂

Местность очень красивая, чем-то похоже на остров Кий. Наши соседи по гостинице, пенсионеры из Подольска с двумя внуками, почти каждый день ездили в это место, так им там понравилось.

Нам же просто посидеть на море не удалось, во-первых, нужно было разжечь костер, чтобы поджарить сосиски, но погода была ветренной, а до этого шел дождь, так что экшн был еще тот. Во-вторых, нужно было оббежать все живописные окрестности. В-третьих, в лесу обнаружилась брусника и непременно нужно было её всю обобрать. А уж когда начался отлив, нужно было погулять босиком по дну моря. От последнего, конечно же, самые яркие впечатления!

***

Потом был день с проливным дождем, когда мы с Машей немного погуляли по Онеге, сходили в местный музей и поели борща за 54 рубля в самом дорогом заведении города. Музей оказался любопытный, но я не фотографировала. Да и история Онеги такая, что были там когда-то известные предприятия, да ничего от них сейчас не осталось 🙁

В музее в первый раз за всю поездку попросили надеть маску. Сошлись на том, что её можно просто повесить на ухо 🙂

***

А на следующий день собрались с другими постояльцами нашей гостиницы поехать в село Ворзогоры. Сначала нужно было на кораблике переправиться на другой берег реки Онеги. По кораблику ходила кондуктор и всех обилечивала.

Река Онега — большая, спокойная, величавая. Выходит из озера Лаче у Каргополя и впадает в Онежскую губу Белого моря недалеко от города Онеги. Теоретически, от Каргополя до Онеги можно было бы добраться вплавь 🙂 Ну а практически от Онеги по Онеге не добраться и до ближайших деревень выше по течению, речной транспорт сейчас нерентабельный и два речных «автобуса» в очень хорошем состоянии живут теперь на берегу.

На другом берегу нас ждала «буханка», на которой мы и поехали в Ворзогоры. Ехать по километражу было около 25 км, но дорога была сложная, с ямами и деревянными мостами, так что растянулась она на час. Слегка ударяясь головой об потолок и невольно прослушивая шедевры попсовой музыки, мы добрались до места.

Ворзогоры — живописное село, с трех сторон окруженное морем, с четвертой стороны — болото. Общественный транспорт сюда не ходит. Само село находится на крутом берегу, около 45 метров выше моря, к морю можно спуститься только по «ручьям», это такие балки, по которым в дождь и во время таяния снегов текут ручьи.

Село известно своим «тройником», одним из десяти, сохранившимся в нашей стране (летняя Никольская церковь (1636 г.), зимняя Введенская церковь (1793 г.) и колокольня XVIII века). Колокольня и летняя церковь уже отреставрированы, однако колокольню с тех пор умудрились немного подпалить. Говорят, некоторым местным нравилось покурить на колокольне. Зимняя церковь еще реставрируется, мастера стучат топорами, рубят лемехи. Нам показали иконы, случайно найденные под полом зимней церкви, которая долгое время была местным клубом.

Кстати, именно в Ворзогорах зародилось волонтерское движение «Общее дело. Возрождение деревянных храмов Севера», а для поддержки реставраторов и волонтеров сюда, на вертолетах, кстати, добрались патриарх Кирилл с местным губернатором.

Говорят, сюда до карантина на своих супер-пупер вездеходных автодомах приезжали немцы. Впечатлились сильно.

Экскурсию по селу нам проводил местный житель Андрей, затем он проводил нас к высокому обрыву и показал место спуска к морю.

Наевшись до отвала брусники (это была прям мечта идиота — наесться до отвала какой-нибудь северной ягодой!) мы спустились к морю. Потом пообедали у Валентины, сестры Андрея. Пироги были, конечно, шикарные! Что с ягодами, что с рыбой. А еще Валентина сдает для желающих комнаты в гостевом доме.

И тут тоже захотелось пожить подольше…

А потом была дорога обратно.

А море в Ворзогорах — это отдельная песня. Туда мы попали в начало отлива. Удивительно, но это было совершенно другое море, не похожее на море острова Кий или мыса Барабан. Видимо не зря я из всех книг в библиотеке гостиницы выбрала Эльчина Сафарли и его «Расскажи мне о море».

Цитата из книги: «Мне было восемь, когда одноклассник вдруг спросил: «Что для тебя Бог?» Недолго думая, я с абсолютной убеждённостью ответил: «Море».

И другая: «В каждом из нас есть частичка моря, у каждого из нас – свой кусочек берега, который непременно найдём. К сожалению или к счастью, карты с отметкой не существует, и нужный берег можно отыскать только по собственным ощущениям. На пути встретится немало людей, которые осмеют наш поиск. Важно продолжать идти вопреки всему».

***

А потом нужно было прощаться с Онегой. В день отъезда мы, наконец-то, обнаружили красоту горы Слаломной. И там так же захотелось остаться подольше, но нужно было ехать. Сборная маршрутка заехала за нами прям к гостинице.

От Онеги до Архангельска 2 раза в день ходит автобус, но в не очень удобное время. Существует альтернатива в виде сборных маршруток, но тут сложность в том, что нет никакого единого диспетчерского центра, это совершенно разные конторы и водители-частники, поэтому нужно было заранее тупо прозванивать всех по списку на предмет наличия мест в нужное нам время. Не с первого раза, но мне повезло, да еще и до центра Онеги ехать не пришлось, и время самое удобное — как раз для дневного сна Маши.

Дорога на Архангельск сначала идет ровная и асфальтированная, но затем сменяется старой гравийкой с ямами, ям много, одна на другой, так что мелкие ямы объезжать нет смысла. Затем дорога становится шумной, когда машина начинает ехать по свежему гравию. Камни летят-стучат. И только перед Северодвинском дорога снова превращается в асфальтированную.

В этой же машине везли в переноске кошку, которая отчаянно мяукала, и, похоже, никак не могла смириться с такой дорогой. Но под конец и она смирилась и затихла.

Через 2,5 часа мы вышли в Северодвинске.

Я знала, что дорога будет сложной, к тому же мне хотелось съездить в Северодвинске на их красивейший пляж на острове Ягры, так что на одну ночь мы остановились в когда-то закрытом моногороде.

Пляж на острове Ягры

***

Прежде, чем писать о Северодвинске (а то вдруг я выдам военную тайну?), я конечно же полистала Википедию, где, как оказалось, не только на русском, но и на других языках написано не только про историю города, но и про два основных местных предприятия, ну и про то, чем они занимаются тоже. Так что никакой тайны в этом нет.

Гостиница наша находилась в парке, рядом с Севмашем, так что основные постояльцы там были командировочные. И хотя гостиница была неплохая, после «Онежской горы» на контрасте она казалась хуже. Напротив ресепшена в шкафу-витрине лежали сувениры и предметы первой необходимости на продажу. Из сувениров запомнились закладки для книг с видами подводных лодок, стопки для водки, тоже с подлодками, магнитики «Это Северодвинск, детка!» с рыбаком, который ловит рыбу с подводной лодки, и еще какие-то вещи с неизменной местной символикой.

Расположившись в гостинице, мы в этот же день решили посмотреть пляж на острове Ягры, потому как на следующий день обещали проливной дождь. Сразу напишу, что синоптики не ошиблись, и ливень был сильный и затяжной, так что мы даже в местный музей не пошли. И фотографий самого города у меня поэтому почти нет. Да и очень мало было выделено на него времени, так что до некоторых местных интересностей мы так и не добрались. Поездка в древнее село Нёнокса с «тройником» — это отдельный экшн, там рядом в/ч и поездку надо планировать сильно заранее.

На пляж из отеля мы выехали около 17 с чем-то часов, была пятница, и вот как раз в это время из здания Севмаша стали выходить толпы мужчин, огромные толпы… Я столько мужчин в одном месте в первый раз в жизни видела. Очень впечатляющее зрелище! И сам завод, огромен, конечно!

А про пляж напишу отдельно, как обычно.

Вернусь к Северодвинску и начну с истории. Сам город — относительно молодой, основан в 1936 году как поселок для судостроителей, но само место, на котором был построен город, имеет более древню историю. Полностью описывать её не буду, но в первую очередь интересен Николо-Корельский монастырь, упоминавшийся в летописях с 15 века.

Сейчас восстановленную церковь монастыря можно увидеть на территории Севмаша, плотно застроенную вокруг заводскими корпусами. Проездную башню монастыря в 30-х годах спас Петр Дмитриевич Барановский и сейчас она находится в Москве, в Коломенском.

К этому же монастырю в 1553 году прибывает английский корабль под командованием Ричарда Ченслера, который на самом-то деле искал новый путь в Индию (история очень интересная, но подробнее писать сейчас не буду), и с этого времени начинаются торговые отношения России и Англии. Рядом с монастырем на острове Ягры строят склады и порт, так что до строительства Архангельска «воротами в Европу» был именно этот порт при монастыре, в иностранных источниках называемый Святой Николай, а остров Ягры англичане называли Розовым островом, из-за обильно цветущего шиповника.

В память о тех событиях на острове Ягры теперь есть улица Ченслера и небольшой памятник. По понятным причинам памятник стоит не на том месте, куда причалил Ченслер, там сейчас закрытая территория Севмаша, а на бульваре.

Кроме богатой истории, остров Ягры известен еще своими песчаными пляжами, дюнами и красивым закатом. Ох, какие красивые фотографии можно увидеть в поисковике по запросу: «остров Ягры фото»! У меня фотографий с соснами нет, увы, потому что до сосен в дюнах мы не дошли 🙁 И закат не встретили, потому что все устали. Тем не менее, красоты всё равно увидели немало.

Пляж на острове Ягры

***

В Архангельск мы приехали уже сильно уставшие, лил дождь и было холодно. Жили на квартире в самом центре. Погода побаловала нас только в день отъезда, после дождей +15 и солнце были почти жарой.

Из того, что успели посмотреть:

— Пешеходная улица Чумбарова-Лучинского, Чумбаровка по-местному,

Краеведческий музей в старом здании Гостиных рядов. Много интерактива, но сама экспозиция составлена сумбурно, без экскурсии сложно понять.

Северный морской музей. Много макетов разных кораблей, интересная реконструкция полярной станции.

Музей художественного освоения Арктики им. А. А. Борисова. Про него напишу отдельно, он меня сильно поразил.

— Погуляли по набережной Северной Двины, посмотрели на настоящий ледокол Диксон.

Не посмотрели:

Художественный музей. Был закрыт на ремонт. Есть филиалы и выставочный зал, но мы до них не дошли.

— Новодвинская крепость (филиал Краеведческого музея). Нас отговорили, там реставрация.

Пароход-колесник «Н. В. Гоголь», которому больше 100 лет. Раньше на нем можно даже отправиться на прогулку по Северной Двине, сейчас из-за коронавируса всё отменили. Но даже на стоянке его увидеть не удалось.

Музей деревянного зодчества «Малые Корелы». Территория большая, если ехать, то на весь день. Дорога час туда и час обратно. И опять дочу на себе таскать. Решила, что в следующий раз.

— Старый район города — Соломбала с деревянными домами и тротуарами. Тоже в следующий раз.

В общем и целом, Архангельск мне не очень понравился. Исторического в городе сохранено немного, в советское время центр был безжалостно перестроен. Тем не менее, в городе много интересного советского модернизма. Плитка (куда ж без неё!) то ли уложена так безобразно, то ли из-за морозов идут какие-то процессы, но она по всему городу идет с холмиками и рытвинками. Деревянные дома, которые не на Чумбаровке, в жутком состоянии и регулярно поджигаются.

Возможно, еще и на контрасте с природными красотами город мне «не зашел».

Но я рада, что там побывала, да еще как раз в нужное время. Мы уезжали из Архангельска 31 августа. А почти в это время 103 года назад, 2 сентября 1917 года по новому стилю, в Архангельск из Франции прибыли два парохода с политэмигрантами, которым наконец-то разрешили вернуться на Родину. На одном из этих двух параходов был мой прадед Волошин Даниил Петрович с семьей.

***

«Выставка запружена народом — всех гипнотизирует этот таинственный далекий север», — так писала парижская пресса о выставке русского художника Александра Алексеевича Борисова в 1906 году. Успех этой выставки был настолько большим, что французское правительство наградило Борисова орденом Почетного Легиона. До этого были выставки в Вене, в Праге, во многих городах Германии, после Парижа — в Лондоне и в Америке. В Вашингтоне выставка картин Борисова проходила в Белом Доме.

И везде — оглушительный успех.

Картины Борисова гипнотизируют, это правда. Вызывают гамму чувств, слезы. Удивительный художник! Знакомство с его картинами было ярким последним аккордом в нашем путешествии.

Интересна судьба художника. Сын крестьян из Архангельской губернии, подростком работает на рыболовном судне на Соловках, попадает в иконописную мастерскую монастыря, учится иконописи. На Соловках его талант замечает Великий князь Владимир Александрович, и Александр Борисов получает шанс учиться в Академии Художеств в Петербурге. Последние годы обучения в Академии он учится у Шишкина, затем у Куинджи. И в его работах так же «проглядывают» то Шишкин с его подробным вырисовыванием каждой веточки и каждого листика, то мастер цвета Куинджи с его точными, но широкими мазками. После окончания учебы — экспедиции на Север, выставки за границей, покупка картин Третьяковым на 8 тысяч рублей, планы по строительству железной дороги от Мурманска до Оби, работа управляющим в санатории «Солониха»…

***

Ну вот и всё. Поездка получилась насыщенной, красивой. Я со всем справилась. Но душу на Севере оставила, очень долго приходила в себя после поездки и возвращалась к реальности.

Автор публикации

не в сети 4 недели

Елена Голованова

Комментарии: 0Публикации: 1Регистрация: 07-11-2020

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *